“Удачи с дорогой, лейтенант… Пыльная история”, книга

На фоне военного локального конфликта разворачивается история взаимоотношений молодых людей — юноши и двух девушек.

Об авторе

Удачи с дорогой, лейтенант...
“Удачи с дорогой, лейтенант… Пыльная история”, книга
https://ridero.ru/books/udachi_s_dorogoi_leitenant/

Олег А. Морозов, родился в 1965 году, в городе, название которого стало уже историей, собственно как и писатель с горькой судьбой, давший ему свое имя. Это первая работа автора. Книга написана в несколько заумном, циничном и может быть излишне скрупулезном стиле. Там нет имен собственных, много ссылок на кинофильмы, песни и даже на мультфильм, которые по мнению автора идут на пользу повествованию и более точному восприятию содержания. События большей частью выдуманы, никого не хотел обидеть…

Автор книги

Сам сюжет вынашивался почти тридцать лет и составлен из совершенно разных историй, происходивших с такими же, то есть совершенно разными людьми, ну и собственный опыт конечно. Была у меня тогда, тридцать лет назад, одна озорная мысль, в то время реализовать ее не смог, но сейчас помощью фантазии и современных технологий кое-что получилось. Сюжет крутой, без преувеличения! Самому нравится! Может и много военных терминов, но это того стоит! Все события происходят с точки зрения одного персонажа, но это такой стиль, от «третьего» лица, и поклонникам онлайн шутера с «военным лицом», он точно понравится, конечно при некотором условном допущении, что кроме «реальной», каждодневной, многочасовой, «мышиной» стрельбы, они, изможденные и опустошенные, найдут время и для нее, родимой, моей книги то есть… Книга основана на реальных событиях, процентов пятьдесят правда, ну а остальное близко к истине. Например, одного нашего рядового контузило собственным незастегнутым бронежилетом — при движении колонны, сидя на БМП, получил в него пулю с изнанки спинки, который крутанулся на плечевых лямках и ударил его сзади по каске, скинув с машины. И пес был — Мухомор, но судьба его сложилась лучше чем в книге. И девушки с той стороны в Союз летали… Всё! Больше ни слова… Ну и главное — карие глаза или зеленые? Какие красивее?

Глава 1. С чистого листа

Лейтенант прищурился от яркого дневного света, на мгновение задержался перед трапом самолета и решительно шагнул навстречу очередному пеклу нового назначения. Весна уже заканчивалась и раскаленный, дрожащий воздух стоял как стена, упругий и горячий, и только горы вокруг аэродрома, видом своих заснеженных вершин приносили некоторое облегчение.

Девять месяцев назад он окончил военное училище связи и получил назначение в южный округ, который гигантским коричнево-желтым пятном растекся по границе федерации. После быстро пролетевшего, совершенно не запомнившегося последнего отпуска юности, прибыл в его штаб, где волнуясь и краснея, не только от жары, но и от переполнявших «чувств-с», в соответствии с уставом представился начальнику связи. В короткой, личной беседе с ним, полковником по званию, не совсем подумав спросил как попасть в демократическую республику за речкой, в которой ограниченный контингент, таких же как и он, молодых и горячих, реализовывали на практике понятие интернационального долга, до тошноты привитое ему хромым замполитом училища, считавшего что страны могут быть разные, а вот обязанности у военных одинаковые и результат их выполнения определялся не только размером поощрения от командования, но и ущербом полученным от «дружественного» населения, и часто получалось так, что одно являлось следствием другого. Сам «инженер человеческих душ[1]» отделался более или менее легко – ногу не ампутировали и радуясь что жизнь налаживается, он еще и следующее звание получил раньше срока, а вот как получится у курсантов, его уже не интересовало, пусть думают сами. Лейтенант, не подумал и дальнейшие события только подтвердили это.

Полковник оказался быстрым и смышленым не по годам, потому что не успел новоиспеченный офицер выйти из кабинета, держа перед глазами образ указки, указывающей на какую-то южно-южную точку на карте, как он уже запускал механизм перевода отдавая необходимые распоряжения в белую трубку телефона без номеронабирателя и слушая «квакающие» слова подтверждения оттуда. Закончив разговор устало подошел к сейфу, по привычке оглянулся и набрав несложный шифр плеснул коньяк в дежурный стакан на столе, перекрестился и стоя выпил. Немного постоял у окна и проводил взглядом уже вышедшего из штаба лейтенанта, который пребывая в неведении относительно того, что через девять месяцев  пройдет здесь же, только в обратном направлении, за новым назначением, бодро вышагивал к железнодорожному вокзалу. А потом, начальник связи округа тяжело сел в кресло и довольно прислушиваясь к расширяющемуся внутри себя теплу, задумался о правильности выбранного им пути, в контексте принимаемых кадровых решений. Он понимал, что угрызения совести его не оправдывают, но само их наличие успокаивало, вселяло надежду на возможное прощение в возможно существующем где-то там, за чертой.

На следующий день после посещения штаба округа, лейтенант сел в купе обшарпанного вагона такой же железной дороги и  с металлическим стуком и скрежетом, медленно и осторожно, выдвинулся к своему первому месту службы. Сосед по купе, тучный мужчина, в мокрой от пота рубашке с короткими рукавами и толстым портфелем подмышкой отдуваясь и обмахиваясь газетой, участливо спросил–заметил: «Как вы только здесь служите? Не понимаю…». Лейтенант тоже не понимал, потому что быстро прошедший за оформлением документов день в этом непривычном для него раскаленном климате, он еще не успел прочувствовать из-за исправной работы штабных кондиционеров, а жара внешнего мира, из-за короткого с ней знакомства, не успела надоесть и воспринималась как некое приключение. Это просто «тяготы и лишения», как говорили и к чему готовили их в военном училище и он, молодой, здоровый парень, был готов к ним, и верил, что все это пройдет, и зной и служба, вопрос был только во времени и в отношении к нему.

Особенность нового  назначения, о котором лейтенант узнал по телефону от офицера кадрового отдела округа через девять насыщенных и жарких месяцев службы, скрывалась за простой и безобидной формулировкой – «служебная командировка», а срок звучал как приговор – два года и это означало сменить кого-то там, кто или уже сделал то, зачем послали и поэтому предоставил такую же возможность другому, «томящемуся» следующим в очереди или выбыл по другим, не зависящим от него обстоятельствам раньше срока.

Новое место службы по климату и географическому расположению мало чем отличалось от предыдущего – снова южная республика, но другая, восточнее, такие же горы и полупустыни под тем же самым беспощадным и белым солнцем. Основным и решающим отличием было одно – пограничный отряд относился к категории «воюющих» и выполнял служебные задачи по охране государственной границы не только на своей, но и на сопредельной территории, на которой самая настоящая, но неизвестная в федерации война подходила к логическому концу – заканчивалась с непонятным и как потом оказалось, невнятным результатом. Должность начальника связи мотоманевренной группы пограничных войск, почти аналога общевойскового батальона, была «большой и громкой» для молодого, не прослужившего и года офицера если не знать про тире, за которым следовало некоторое пояснение. В-общем, командир взвода связи ММГ тоже неплохо, рассудил про себя лейтенант и после такого быстрого карьерного «роста», еще неопытный в кадровых вопросах, даже почувствовал уверенность в себе ошибочно принимая рутинную ротацию офицерского состава за возросшее к нему доверие начальства и напрочь забыв заданный когда-то давным-давно опрометчивый вопрос начальнику связи округа.

Государственная граница или «линейка», с соответствующим обрамлением и содержанием, находилась сразу за территорией части, прямо посередине неширокой, мелковатой, но все равно бурлящей реки. По сравнению с первым местом службы, все здесь было и одинаковое и разное – такие же контрольно-пропускной пункт, и стадион и плац, вот только деревьев побольше и пограничные сторожевые вышки стояли прямо на территории части. Несколько смущали минометы, развернутые около столовой и силуэты солдат с биноклями на наблюдательном посту, тут же на крыше. В отличии от остальных военных, на первый взгляд хаотично перемещающихся по территории части в своих кепи, панамах, пыльных высоких ботинках на шнуровке и в новом непривычном обмундировании песочного цвета, лейтенант, в своей общевойсковой форме с ярким, зеленым кантом и такого же цвета фуражкой, четко знал цель своего прибытия и нашел ее сразу, ибо все дорожки из серого, потрескавшегося на жаре асфальта вели к ней, без вариантов.

В штабе, у начальника кадрового отдела, слова для встречи нашлись быстро: «Прибыл? Располагайся, переодевайся, становись на довольствие и завтра на «точку», литера «ТТ», «Та сТорона», по-простому. Да, и детали уточни у своего командира, второй этаж, направо, налево».

– Служебный паспорт есть? – начальник связи отряда с надеждой на быстрое расставание, умоляюще посмотрел на зеленого во всем офицера.

– Так точно! Вчера получил в штабе округа.

– Молодец! А то сменщик твой каждый день звонит, переживает, не приболел, здоров ли, – улыбнулся капитан. – Иди на склад, переодевайся, я позвоню и утром в опергруппу[2], они все скажут, в общем, с вещами на вылет.


[1] «Инженер человеческих душ» – заместитель командира по политической части

[2] Опергруппа – оперативная группа штаба, орган управления и разведки подразделениями на сопредельной территории .

Поделиться ссылкой:

1+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.